Как я вылечила свое расстройство пищевого поведения (история пациентки)

«Меня зовут Оксана. Мне 34 года. Непростые отношения с едой взяли свое начало еще в детстве, потому что еды в нашей семье постоянно не хватало. Время моего сознательного детства приходилось на «лихие» 90-е, с работой у родителей не ладилось и они искали решение проблем в алкоголе. Кроме меня, в семье была еще старшая сестренка, на пять лет старше меня, с нее и началось мое знакомство с РПП.

Когда мне было 16 лет, моя сестра, Инга, впервые опробовала диету с легкой подачи своего кавалера, которому показалось, что у нее «толстая попа» (рост 163, вес 56 кг, о толщине жопы судите сами). Планомерно за год диета, становясь все боле экстремальной, переросла в анорексию.

Страдая голодом, Инга испытывала желание видеть, как кто-то поглощает пищу и этим объектом прикармливания, она выбрала меня. Пирожные, тортики и другие лакомства, после голодного детства очень успешно сложились с моими гормональными расстройствами и вес пошел резко вверх, в возрасте 19 лет, я весила 83 кг при росте 162 см. Ненависть к себе прогрессировала с каждым днем, а тем временем анорексия моей сестры переросла в серьезную булимию.

Толчком к снижению моего веса, в возрасте 20 лет, был поход к гинекологу с жалобой на рост волос в местах, несвойственных для женщины. Началось гормональное лечение, вес начал уходить.  Вдохновленная результатом, я перестала переедать, что вызывало недовольство у моей сестренки. Я худела легко и без диет, а моей Вике становилось все хуже и хуже. Умерла она в 2008 году от туберкулеза легких, который был следствием булимии, которой она болела на протяжении пяти лет.

Сложно прогнозировать, каковы были бы мои отношения с едой, если бы в возрасте 22 лет я не обратилась бы к гастроэнтерологу, который назначил мне очень строгую диету, следуя которой я похудела до 50 кг. И меня это вдохновило. Мне нравились гребни моих тазовых костей, я до безумия радовалась своей худобе. Я прекрасно помнила, каково быть полной, нелюбимой и нежеланной, каково это не находить себе одежду или платить за нее двойную цену, только потому что ты XXL.

Несложно представить, что сбросив вес, я начала наверстывать все упущенное, помимо покупки красивых вещей, я восполняла пробел взаимоотношений с мужчинами, вляпываясь в самые скверные и неприятные истории, апогеем этого всего стали отношения с женатым мужчиной, о которых узнала его супруга.

Диета моя становилась все строже и к 24 годам мой рацион был более, чем скуден. Летом я питалась тем, что растет на огороде, а зимой довольствовалась бульонами, молоком и прочей жидкой пищей. Съесть тарелку гречки было преступлением, недопустимым количеством калорий. Такое питание сопровождалось физическими нагрузками. Позже я заболела соматическим заболеванием, тяжело и очень надолго.

Загрузка...

Спасением стала встреча человека, который в данный момент является моим мужем. Как бы это дико не звучало, но благодаря химиотерапии, я начала нормально есть, потому что появлялись спонтанные желания съесть что-то конкретное.  Наверное, таковы были требования моего организма. До 28 лет я держалась «в рамках», которые мне диктовала орторексия, я усердно тренировалась, уже в спортзале, питалась только правильно, изредка позволяя себе скромные лакомства.

Но какие бы стороны не показывала болезнь, она была, и она прогрессировала. Таким спусковым крючком для меня стало трагическое событие, когда я и вся моя семья потеряли дом и все, что было нажито, в результате военного конфликта в моем городе. Становление в новой жизни было сложным и я утешалась поедая вкусности, которые прилежно отрабатывала в тренажерном зале. Тащила себя в спортзал, даже когда была больна или не хотелось никуда идти. Около года я постоянно пребывала в цикле «пищевой загул – диета».

Иногда прибегала к рвоте, но в тот период я не могла позволить себе чиститься, так как арендованная квартирка была крохотной и родители могли запросто услышать звуки. Эти звуки они узнают из тысячи, потому что я помню, как моя мама сидела под туалетом, где в тот момент блевала моя сестра, и плакала. Плакала и ругалась.

Полный отрыв у меня произошёл, когда в 2015 году я эмигрировала в Россию, в Москву. Я приехала одна, первые годы жизни в эмиграции были сложными не только финансово, но и психологически.  Тяжело было моему мужу, который приехал спустя три месяца ко мне, тяжело было моим родителям, которые жили в нечеловеческих условиях.

А я утешала себя едой, я проедала деньги, которые могла бы отправить своим родителям, но не могла остановиться, я дожидалась, когда буду одна и уничтожала просто целые баулы с едой. Когда вес пошел вверх, я испугалась. Ведь мной владел патологический страх перед полнотой.  Но я знала, как оставаться стройной, мне казалось, что все происходящее со мной, это «по нарошку». Я чуть поиграюсь и остановлюсь. Я смогу.  Я же не чищусь по шесть раз в день, как моя сестра.  Я же умная.  У меня все под контролем. Вот еще чуточку и я остановлюсь, вот получу гражданство и тогда точно все наладится. Вот устроюсь на нормальную работу, тогда возьму себя в руки. Список этапов на потом, на которые я надеялась можно продолжать до бесконечности.

Финансовое и социальное состояние постепенно приходили в устойчивое и положительное положение, но радости становилось все меньше и меньше, я постоянно пребывала в состоянии депрессии, страха потери здоровья, работы, денег. Вес мой гулял туда-обратно, немного, но для меня стали критичными и три килограмма. Просто била себя по своим бокам и ненавидела себя. Семейные отношения разладилась. Я начала искать любовь извне. Закончилось это тем, что я нарвалась на психически нездорового человека, который травил меня, угрожал и унижал.

Я была сломлена. После череды потерь, угроза утраты семьи была для меня критичной. Именно в этот момент булимия стала постоянной. Я просто, как лунатик неслась в магазин и скупала еду, я находила массу методов, как легко очиститься и от каких продуктов невозможно избавиться. У меня начали портиться зубы, я относила огромные деньги в стоматологию, несмотря на кучу кредитных обязательств.

Параллельно шел прием слабительных, мой убитый химиотерапией кишечник просто отказался работать. Год я курсировала по больницам со всевозможными недугами. Все мысли занимала еда. Мне стало неинтересно все, карьера, путешествия, внешность.

Я не могла даже воспринимать какую-либо информацию, потому что я думала, что бы не скушать вечерком.  Я стала нервной, злой и практически неуправляемой истеричкой. Это были самые ужасные четыре года в моей жизни. Проходили и преодолевались все трудности, а безумие с едой крепло с каждым днем.

В программу я пришла после новогоднего корпоратива, когда я окончательно осознала, что я больна и что жить, как другие я не способна. Я устала от постоянного сравнения себя с другими, от зависти более успешным, молодым, худым и богатым. На встрече АКП меня очень удивило, а потом и порадовало, что никто тебя не оценивает и не критикует.

Программа 12 шагов очень сложная и для меня это было непросто. Да что там непросто, очень тяжело. Ведь я ненавидела Бога, я вспоминала то время, когда будучи ребенком я молилась ему и плакала, когда папа бил маму. Мне мешало восприятие христианского Бога. Для меня он был врагом. К счастью, у меня очень терпеливый спонсор и она объяснила, что Бога я могу представить, как мне комфортно. Главное верить, что он сильнее меня. Также было сложно рассказывать о себе малоприятные вещи, которые я не говорила даже своему психологу. А девятый шаг просто вызывал у меня панику, ведь я не привыкла извиняться и признавать свои ошибки.

Но мне, самому заядлому скептику, было просто удивительно и непостижимо, какие изменения произошли. Я начала останавливаться, когда наелась, у меня стали более мирными отношения с коллегами, страхи финансового краха отошли в сторону.

И самое невероятное, это то, что я радуюсь, просто так. Снегу, дождю, теплу в квартире, тому факту, что у меня есть семья и работа. Но впереди еще очень много работы в программе и я с нетерпением жду еще большего духовного роста.
Я искренне благодарна Высшей Силе, которая привела меня в программу и всем девочкам АКП, которые несут весть другим больным людям!!!»

Оксана

Предупреждение от редакции портала Депрессио.ру:

Уважаемые читатели, в том числе люди, страдающие от расстройства пищевого поведения, а также их родственники! Напоминаем, что РПП — серьезное заболевание, поэтому любые методы его коррекции, в том числе психологические и описанные выше, должны проводиться ТОЛЬКО под наблюдением врача-психиатра, психотерапевта, а также, желательно, гастроэнтеролога.

Выбрать врача-психиатра и записаться на прием.

Будьте здоровы!

(Имена и возраст участников рассказа изменены в целях сохранения конфиденциальности.)



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Depressio.ru
Добавить комментарий

девять + 6 =

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.